Наш телефон
+7 495 137 83 85

 
 





VI Международный кинофестиваль "Русское Зарубежье" День пятый

13.11.2012

<<< вернуться к оглавлению раздела

режиссер, историк Евгений Борзов фото Олега Булдакова

Пятый день открыла документальная лента режиссера Вадима Цаликова «И целой жизни стоит...».

Героиня картины – Наталья Дельво (по отцу Корецкая), русская бельгийка. Сейчас ей уже за семьдесят, она родилась и выросла в Брюсселе. Но, будучи подданной Бельгии, она гордится своими русскими корнями и, представляясь, всегда говорит: «Я – Наталья Корецкая».

Название фильма родилось из слов Натальи: «И целой жизни стоит, чтобы быть русским».

Для нее это значит найти себя, понять себя, быть собой.

Наталья – дочь русского эмигранта казака Петра Корецкого и голландки Мари. Наша героиня никогда не была ни в России, ни в Украине, но всегда мечтала побывать на родине отца, в Днепропетровске, много лет вела активную переписку со своими русскими родственниками. Мечта сбылась: недавно Наталья побывала на родине отца, повидалась с родными, которых еще до знакомства полюбила и приняла в свое сердце – как полюбила и приняла все, что связано с Россией.

Премьера фильма «И целой жизни стоит...» состоялась в мае 2012 года в Российском центре науки и культуры в Брюсселе. Тогда еще жива была одна из героинь, глава семейства, Мари Корецкая, ей было 103 года. Вскоре после этого Мари ушла из жизни...

Документальный фильм «Форт Росс. Легенды и реалии», режиссер Борис Сарахатунов.

Картина вышла в 2012 году и приурочена к двухсотлетию основания Форта Росс. Она входит в трилогию режиссера о Русской Америке: первый фильм – об Аляске, второй – о Форте-Росс, сейчас режиссер заканчивает работу над третьим – о русских на Гавайях.
«Форт Росс. Легенды и реалии» – это история русской колонии в Северной Калифорнии.

Предыстория: государственный деятель и предприимчивый купец, один из основателей Российско-Американской компании, Николай Петрович Резанов (да-да, тот самый, всем известный, увековеченный в знаменитой поэме Андрея Вознесенского «Авось!» и не менее знаменитой рок-опере Алексея Рыбникова «Юнона и Авось») прибывает в 1805 году в Ново-Архангельск, промысловый город, центр русского пушного промысла на Аляске. И застает там ужасную разруху, голод и нищету. Посему снаряжает суда, «Юнону» и «Авось», и отправляется в Калифорнию за провиантом и прочими предметами первой необходимости для колонистов. Калифорния тогда была испанским владением, к визиту русских гостей не особенно расположенным. После долгих переговоров и дипломатических ухищрений цель предприятия Резанова была достигнута, и в этом русскому купцу помогла старшая дочь коменданта крепости Сан-Франциско, красавица Кончита.

Он сделал ей предложение руки и сердца, которое, после долгих колебаний и сомнений со стороны родителей девушки (оно и понятно: ему 42, ей 15, он православный, она католичка), было принято. Но с условием двухгодичной отсрочки – чтобы уладить все формальности.

Резанов вернулся в Ново-Архангельск, откуда спешно направился в Петербург, через Сибирь, по «многотрудному пути верховою ездою», однако в пути простудился и умер.

Кончита продолжала ждать жениха и каждый день ходила на берег океана. Узнав его о гибели, она ушла в монастырь, где спустя много лет и умерла, сохранив верность своему возлюбленному.

И эта романтическая история ничуть не уступает истории Тристана и Изольды или Ромео и Джульетты – и конечно же, искусство не может обойти вниманием такой сюжет!

Собственно, на этом предыстория заканчивается, и начинается уже история.

В 1812 году сотрудник Российско-Американской компании (предприятия, ведавшего разработками и промыслами на территории Русской Америки) Иван Кусков основал в Северной Калифорнии Форт-Росс, ставший самым южным поселением русских в Америке. Всего он просуществовал 29 лет, с 1812 по 1841 годы.

Его последним правителем был Александр Родчев, именно при нем колония достигла небывалого расцвета и стала центром культурной жизни Калифорнии.

Но к этому времени Форт-Росс стал невыгоден экономически, поскольку на побережье был истреблен почти весь пушной зверь – предмет промысла Российско-Американской компании. Началось оскудение, и колония была продана в 1841 году крупному землевладельцу Джону Саттеру.

Но на этом история не заканчивается – ныне Форт-Росс стал историческим памятником, национальным парком, маленьким русским островком на американской земле, со всеми вытекающими последствиями: туризм, паломничество, культмассовые мероприятия, праздники, этнофестивали.

Так русские в Америке заботятся о сохранении традиций и памяти.

Документальный фильм Марии Астроевой «Маэстро» посвящен русскому театральному режиссеру и актеру Юрию Ракитину – ученику и современнику таких выдающихся театральных деятелей, как В.Н. Давыдов, К.С. Станиславский, В.И. Немирович-Данченко, В.Э. Мейерхольд.

Юрий Ракитин (настоящее имя Георгий Леонтьевич Ионин) родился в 1882 году в Харькове в семье судебного следователя. Учился на Драматических курсах при Императорском театральном училище у В.Н. Давыдова. Начинающего актера заметил К.С. Станиславский и пригласил в Театр-студию при МХТ под руководством Мейерхольда. Надо сказать, что отец Георгия категорически не понимал и не принимал его увлечения театром – в семье юристов актерство было не в чести. Георгию пришлось взять сценический псевдоним: отец не желал «опорочивания» столь известной и уважаемой фамилии, как Ионин. Таким образом разрыв с семьей был предопределен и неизбежен.

Театральная деятельность Юрия Ракитина продолжилась недолго: в 1918 году в разгар Гражданской войны он покинул Петроград, в 1919-м эмигрировал из Феодосии в Константинополь. В 1920-м принял предложение Национального театра Белграда и переехал в Сербию, где и работал до ухода на пенсию в 1947 году. После этого началась «вторая весна» режиссера в Сербском национальном театре в Нови-Саде, где он прослужил до самой смерти в 1952 году.

За годы работы в Сербии Юрий Ракитин поставил около двухсот спектаклей. В его репертуаре произведения почти всех жанров: от опер до водевилей и трагедий, как большие, так и малые формы. Кроме того, он преподавал в театральных училищах, и, по свидетельству его учеников, педагогом был замечательным – понятливым и понимающим, основательным, вдумчивым, глубоким. Значительно и его литературное наследие: он выступал как литературный критик и теоретик, и на протяжении многих лет вел дневник.
Одним из высших его достижений является постановка «Вишневого сада» в 1950 году в Сербском национальном театре.

Что же до личной жизни Юрия Ракитина – то и тут все возвращается на круги своя: ссора с сыном, прокоммунистические взгляды которого приводили режиссера в недоумение и отчаяние (как когда-то его театральная жизнь приводила в ужас его собственного отца).
Отсюда парадокс: Ракитин бежал от коммунизма, но коммунизм косвенным образом – через сына – все равно настиг его. Круг замкнулся.

Умер Юрий Ракитин в 1952 году – тихо и скромно – (укромно) – как и жил.

Долгое время имя его не было известно в России – как, впрочем, и имена многих выдающихся деятелей Русского Зарубежья. А в Сербии ученики и коллеги звали его просто – Маэстро...

«Ромео и Джульетта в стране Советов», режиссер Иосиф Пастернак.

Картина повествует о советском периоде жизни выдающегося русского композитора, Народного артиста РСФСР, лауреата Ленинской и шести Сталинских премий, Сергея Прокофьева.

Речь идет об истории создания и постановке одного из популярнейших балетов двадцатого столетия – «Ромео и Джульетта», о тяжелой трудоемкой работе над ним и условиях, в которых эта работа осуществлялась, о непростой судьбе этого шедевра, изначальном всеобщем неприятии и последующем триумфе.

В СССР премьера состоялась 11 января 1940 года в Ленинградском театре оперы и балета имени С.М. Кирова, главные партии исполняли Галина Уланова и Константин Сергеев.

И это был успех! Ошеломительный, нежданный и негаданный, но тем не менее!

На банкете Уланова полушутя произнесла тост: «Нет повести печальнее на свете чем музыка Прокофьева в балете!», – и то было наболевшее, поскольку танцовщики сетовали прежде всего на музыку, под которую, по их мнению, было «невозможно танцевать».

Прокофьев писал и симфонические сюиты – музыку к фильмам «Александр Невский»(1938) и «Иван Грозный» (1944–1945). Работа с Сергеем Эйзенштейном радовала и увлекала его, это было одно из самых плодотворных сотрудничеств в его жизни. Однако вторая серия «Ивана Грозного» так и не вышла на экран, будучи в пух и прах раскритикованной вождем народов.

Таким образом, если первую часть советского периода Прокофьева можно охарактеризовать как «Художник и толпа», то вторая часть – исключительно «Художник и власть» (что, впрочем, само по себе и не ново).

В 1948 году на совещании деятелей советской музыки под председательством Жданова был учинен всеобщий разнос, Прокофьева и других обвинили в формализме, председатель на формулировки не скупился. Композитор в свою очередь вел себя очень несдержанно, если не сказать весьма буйно. После чего отец народов дал указания прекратить весь этот творческий беспредел. (И в этой связи опять-таки вспоминаются Булгаков, Платонов, Зощенко, Ахматова, Пастернак, Эйзенштейн, Мейерхольд и многие другие).

До 1948 года Прокофьев был самым печатаемым композитором, после – наступила тишина.

В личной жизни композитора тоже все было не безоблачно: еще в 1941 году он ушел из семьи, оставив жену Лину с двумя детьми, и вступил во второй брак, с Миррой Мендельсон, которая была моложе его на много лет. А первая его жена в том самом роковом 1948 году была арестована и сослана в лагеря, – и это всю последующую жизнь отзывалось в Прокофьеве кромешным удушающим чувством вины.

Кроме того, здоровье его было расшатано: его преследовали головные боли, инсульты. Все это не могло не привести к печальному исходу: скончался композитор от гипертонического криза 5 марта 1953 года: по иронии судьбы, в день, когда объявили о смерти Сталина.

На протяжении двух с половиной десятков лет Сергей Прокофьев вел дневники. В одной из записей он размышляет о посмертной судьбе собственных бренных останков: ни погребение, ни кремация не устраивают композитора, и тогда он завещает свой скелет музею, и чтобы у ног была табличка: «Друзья, мне приятно, что вы здесь!».

В фильме Иосифа Пастернака много музыки и балета, действия и движения – оттого документальная картина выглядит почти как игровая – и смотрится на одном дыхании. Фильм плотный и выверенный по композиции, надрывный и мятущийся по атмосфере – такой же, как музыка и как жизнь его героя.

«Бэйгуань. Последняя Российская Духовная Миссия в Китае», режиссер Галина Дудкина.

История Духовной Миссии РПЦ в Китае начинается с казацкого священника Максима Леонтьева, добровольно пошедшего в плен после поражения казаков в битве с китайским войском в крепости Албазин на реке Амур в 1685 году, и прослеживается от первой, официально учрежденной в 1712 году императором Петром I, до последней, двадцатой, под начальством владыки Виктора (Святина).

XX век ознаменовался оскудением веры, но этот век явил больше всего мучеников, в том числе в Китае. Самой трагической оказалась история двадцатой и последней Духовной Миссии России в Китае, возглавленной митрополитом Виктором (Святиным).

Фильм посвящен не столько Миссии, сколько – как образу и символу – ее последнему начальнику.

Родился Виктор Святин (в миру Леонид Викторович Святин) 2 августа 1893 года в станице Карагайской Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии в священнической семье. Учился в Оренбургской духовной семинарии, Казанской духовной академии, со второго курса которой был мобилизован на войну в 1916 году. После революции 1917 года вступил в Белое движение, с крушением которого закончилась и его военная «карьера». После роспуска армии его, больного тифом, отыскал на границе родной дядя, казачий генерал, и отправил в Китай, в город Ханькоу. Российская Духовная Миссия в то время была центром, объединявшим разбросанных на чужбине эмигрантов. Вскоре Леонид Святин стал послушником, а потом и монахом (с именем Виктор) в Успенском монастыре в Пекине. Далее следует история его религиозного служения. В марте 1933 года он стал двадцатым и последним начальником Российской Духовной Миссии в Китае.

После Второй мировой войны ситуация резко ухудшилась, РПЦ в Китае оказалась отрезанной от всего мирового православия. В Шанхае произошел церковный раскол – из-за политики СССР по отношению к РПЦ (и, вероятно, как следствие раскола РПЦ в Советской России после 1917 года).

Судьба Российской Духовной Миссии была определена исходом гражданской войны в Китае. После провозглашения Китайской народной республики в октябре 1949 года в стране была принята советская модель развития, стала проводиться политика воинствующего атеизма, усилились гонения на церковь. Перед русскими в Китае встал выбор: уехать за границу или вернуться в СССР, и многие выбрали Европу и Америку. Владыка Виктор принял решение вернуться в атеистическую богоборческую Россию. В 1955 году Бэйгуань был передан Советскому посольству, и в этом же году владыка Виктор переехал в СССР, навсегда покинув Китай и Миссию, которой посвятил столько лет жизни. Бэйгуань был разграблен и фактически уничтожен.

В мае 1956 года владыка Виктор стал архиепископом Краснодарским и Кубанским. Государственная политика воинствующего атеизма делала свое дело: последовательно проводились в жизнь мероприятия по уничтожению храмов и монастырей. Владыка Виктор ревностно защищал религиозные святыни, используя свое положение, опыт, международный авторитет. Но силы его были не беспредельны, да и подорванное бэйгуаньскими событиями здоровье давало о себе знать.

Скончался митрополит Виктор в августе 1966 года, в праздник Преображения Господня.

В рамках VI МКФ «Русское Зарубежье» открыта музыкальная выставка «Тоска по родине», экспозиция расположена на 4-м этаже Дома Русского Зарубежья и включает в себя несколько десятков старинных пластинок, предоставленных фондом Дома Русского Зарубежья, некоторые – с автографами дарителей. Уникальные записи Аллы Баяновой, Юла Бриннера и его сестры Веры, Петра Лещенко, «королевы цыганской песни» Жени Шевченко, «звезды французского сопротивления» Анны Марли, оперных певцов Бориса Рубашкина и Дмитрия Смирнова, исполнителя романсов Георгия (Жоржа) Северского, а также хора донских казаков Сергея Жарова и цыганских ансамблей, и другие сборники песен и романсов в исполнении известных артистов русской эмиграции.

К 80-летию Андрея Тарковского приурочен творческий вечер режиссера, историка Евгения Борзова «Притяжение памяти».

Открыла вечер выставка писательницы и переводчицы Лейлы Александер-Гарретт «Андрей Тарковский и фотохроника "Жертвоприношения"». Впрочем, «открыла» не совсем уместное слово, ибо выставка проходит уже довольно долгое время, а сегодня на большом экране был показан видеоролик, смонтированный из фотографий с этой выставки, в сопровождении комментариев автора. Живые и естественные кадры, деловитость и сосредоточенность, нет праздного позирования, но только рабочие моменты, репетиции, процесс съемки, динамика действия, динамика творческих раздумий и напряжений. Многих из тех, кто запечатлен на снимках, уже нет в живых.

Лейла Александер-Гарретт – автор книги «Андрей Тарковский – собиратель снов»; фрагмент одноименного фильма был также продемонстрирован в Большом зале Дома Русского Зарубежья.

Вторая выставка, посвященная Тарковскому, находится в холле Малого зала, и представляет собой эскизы костюмов и кадры рабочих моментов. Автор выставки – художник по костюмам Нелли Ефимовна Фомина, она работала над фильмами «Солярис», «Зеркало», «Сталкер». Нелли Ефимовна рассказала о работе с Тарковским над костюмами, об история создания костюмов, технических ухищрениях и нюансах. Режиссер требовал, чтобы костюм соответствовал образу и характеру героя – и требование это неукоснительно выполнялось.

В завершение был показан документальный фильм Евгения Борзова «Притяжение памяти», посвященный визиту Тарковского в октябре 1976 года в Иваново, где он представлял свою картину «Зеркало». Ивановский химико-технологический институт. Кинотеатр «Великан». ДК Текстильщиков. Официальная программа. Встречи со зрителями. Выступления Тарковского. Речь о кино вообще и о «Зеркале» в частности.

Далее – неофициальная часть – кухни, посиделки, междусобойчики, задушевные разговоры.

В картине звучат воспоминания друзей и земляков выдающегося режиссера: кем был для них Тарковский, что он дал им, каким они запомнили его... 

Автор: Анастасия Муртазина

режиссер Вадим Цаликов, главный оператор Владимир Полянский, композитор Вадим Буликов фото Олега Булдакова режиссер Иосиф Пастернак фото Олега Булдакова режиссер Мария Астроева фото Олега Булдакова

Напоминаем, если Вы хотите регулярно получать информацию о показах, заходите на страничку кинофестиваля в 

 

<<< вернуться к оглавлению раздела